Скорбим и уже очень скучаем, дорогой Игорь Евгеньевич… | Хабаровский краевой музыкальный театр: официальный сайт
Внимание! Новый сайт работает в тестовом режиме!

Скорбим и уже очень скучаем, дорогой Игорь Евгеньевич…

Скорбим и уже очень скучаем, дорогой Игорь Евгеньевич…

— Игорь Евгеньевич, а у Вас есть в Хабаровске любимое место?
— Конечно. «Ласточкино гнездо».
— Почему, можете объяснить?
— Дело в том, что у нас есть традиция. Встречаемся, когда мой друг из Читы приезжает (обычно отпуск у него зимой). Как только он приезжает, мы собираемся — человек пять, всегда покупаем портвейн «Три семерки», сырок «Дружба», разовые стаканчики и батон, который обязательно руками надо ломать, и идём на «ласточкино гнездо». И, в первую очередь, (как это и было в молодости) портвейн там выпиваем на пятерых. А потом решаем, куда дальше идти. И это мое любимое место, там красота… Причем в любое время года.

— «Но что такое рыцарь без любви, и что такое рыцарь без удачи…». Мне кажется, удача вам сопутствует, а любовь?
— Разве можно сыграть любовь? Разве можно сыграть ненависть? Разве можно рассказать, что такое любовь, разве можно рассказать, что такое ненависть? Нельзя. Это как деньги: или есть, или нет. Но у каждого человека это есть — чуть меньше, чуть больше, но есть. Я, кстати, никогда не ругаюсь. Боженька видит. За всю жизнь ни разу не наказал своих сыновей. А самое страшное наказание для них – это когда я молчу. Любишь человека – люби. Говорят, что любить по-разному можно. Ерунда! Или любишь, или нет.

— Как Вы учите актёрскому мастерству? Можно ли ему, вообще, научить?
— Учить надо хорошему. Искать к каждому подход. Одинаковых людей нет. А вообще, актёрскому мастерству научить невозможно. Учит жизнь, а педагог только помогает. Жить всегда надо. И на сцене нужно тоже жить. Как Константин Сергеевич Станиславский говорил: «В предлагаемых обстоятельствах». Жизнь – вот самый главный учитель, а не институт. Поэтому я всегда учил ребят только здесь, в театре. Папа мой говорил про студентов: «Вот, сынок, каких наберёшь, таких и выпустишь». Я не понимал сначала… Научить нашей профессии нельзя. А научиться — можно. Я могу только помочь.

Отрывок из интервью Игоря Евгеньевича Желтоухова журналу «Лучшее в Хабаровске».

Игорь Евгеньевич Желтоухов был народным артистом в самом прямом смысле этого слова — его знали и любили все от мала до велика, во всем крае и далеко за его пределами. Он завоевал каждого, кто хоть однажды увидел его на сцене: услышав его голос, таяли самые суровые начальники, его улыбка сражала самых хмурых зрителей, его авторитет среди учеников был непререкаем, а не полюбить его с каждым выходом на сцену еще сильнее – было просто невозможно.

Сцена
Закулисье