Гульнара Коваль — отзыв: Зачем вы идёте в театр? | ХКМТ — «Хабаровский краевой музыкальный театр»
Внимание! Новый сайт работает в тестовом режиме!

Гульнара Коваль — отзыв: Зачем вы идёте в театр?

Зачем вы идёте в театр? Какие требования предъявляете к этому виду искусства?

«Театр-обманчивая штука.. не поймешь…и завлекательная и противная в одно и то же время». /Антон Чехов./

Нешуточные баталии разгорелись вчера на обсуждении премьеры спектакля «Чайка» по одноименной пьесе А.Чехова в Музыкальном театре, в постановке режиссёров Дарьи Пантелеевой и Сергея Листопадова.

Зачем вы идёте в театр? Какие требования предъявляете к этому виду искусства?

«Театр-обманчивая штука.. не поймешь…и завлекательная и противная в одно и то же время». /Антон Чехов./

Нешуточные баталии разгорелись вчера на обсуждении премьеры спектакля «Чайка» по одноименной пьесе А.Чехова в Музыкальном театре, в постановке режиссёров Дарьи Пантелеевой и Сергея Листопадова.

«Я хожу в театр, чтобы нарядиться и ощутить праздник» — громогласно задаёт тон обсуждению «женщина в каменьях на красном декольте» — а то, что я сегодня увидела — это полная чушь, где ощущение праздника, я его не почувствовала. Артисты играли хорошо, пели великолепно, костюмы шикарные, но праздника не было!» (дама полна противоречий).

«Песчинки времени сыплются впустую» — мысль словами пьесы.
И ведь неловко даже парировать старшему поколению, что для нашего поколения театр — инструмент осмысления. Мы хотим думать, приходим для знакомства с видением режиссёра классической пьесы. Неловко объяснять, неловко спорить, но и отмалчиваться неловко. Если от спектакля, как от формы отнять смысл и глубину и оставить только песни, танцы и костюмы — получится праздник, но не останется театра.

Музыкальный театр впервые вышел на обсуждение к зрителю после спектакля. Это новый и уверена, непростой опыт, равно как и сама постановка впервые представленная в столь необычном для театра формате. Один только скелет чайки на занавесе, боюсь разбил немало обрамленных в декольте с каменьями сердец. Открытый задник сцены демонстрирует зрителю трехступенчатую перспективу пространства. Визуально очень масштабно. Минимум декораций. Больше текста, меньше оперетты, глубже смысл. Неоформы в костюмах Натальи Сыздыковой — рой насекомых в золотой парче со скошенными в футуристическом стиле плечевыми швами и дополнительными конечностями торчащими то там, то тут. Лишние головы, символизирующие двуличие мысли. Костюмы очень фактурные и золото парчи сияет, однако общий тон единый и насекомые всё время создают ощущение массы при разнообразии видов. У каждого они свои — «тараканы в голове» — не имеет значение какие именно.

Спектакль многослойный, то ли абсурд, то ли новый пласт, не все цепочки вяжутся за раз. И предфинальная сцена чайки, в исполнении актрисы Надежды Бобовской, словно натянула одну общую эмоциональную струну в зале. «Когда режутся крылья, человек должен чувствовать боль». Кто же ты чайка? Чего символ? Свободы, её отсутствия, или ты просто падальщица в жизни каждого встреченного. Сколько скелетов в шкафах и сколько страданий в муках творчества…

Какого праздника вам надо, дамы? Зачем вы субъективны так необъективно?…
«Театр это живая история и мы должны все вместе в нём находиться» — Сергей Листопадов, как человек интеллигентный отвечает на вопросы мягко и максимально дипломатично. Все мнения важны, для всех в театре хватит места. Формула то проста — ты идёшь в театр, потому что любишь именно ТЕАТР. Форма его не может быть единой, поскольку искусство не терпит однообразия форм.