Мечта режиссёра Гриншпуна / Приамурские ведомости | ХКМТ — «Хабаровский краевой музыкальный театр»
Внимание! Новый сайт работает в тестовом режиме!

Мечта режиссёра Гриншпуна / Приамурские ведомости

— В музыкальном театре я ещё застал Юрия Войнаровского и Нину Симонову, Валентина Гримма, — рассказывает Тихонов. — Помню, первый спектакль с моим участием назывался «Лицом к лицу», в котором довелось сыграть разведчика. Затем были «Мадмуазель Нитуш», «Венские встречи». И пошло-поехало… Сыграл более двухсот ролей. В одной только «Летучей мыши» переиграл все мужские персонажи, а в «Сильве» побывал в образе и Бони, и Эдвина, а с возрастом «переквалифицировался» в Ферри.

С большой теплотой вспоминает Юрий Иванович главного режиссёра, заслуженного деятеля искусств России, народного артиста Украины Юлия Гриншпуна, с появлением которого театр сразу ожил.

— Он создал в нашем театре настоящую семью, — считает Тихонов. — Такие семьи были в своё время у Станиславского, Товстоногова, Любимова… Гриншпун отлично понимал, что в театре есть личности, которые нужно коллекционировать. Артист — это ведь яркая индивидуальность. Без артистов не будет театра.


Газета «Приамурские ведомости» в преддверии празднования 90-летия Хабаровского краевого музыкального театра (2 декабря состоится концерт по случаю юбилея «Помнишь ли ты?») подготовила ряд материалов об артистах и режиссёрах, которые на протяжении многих лет дарили людям радость со сцены.

Очередной наш собеседник (первым был Игорь Желтоухов)  — заслуженный артист России Юрий Тихонов. Музыкальному театру в Хабаровске Юрий Иванович служит 44 года. В 2015-м мэтр отметил сразу две круглые даты — 75 лет со дня рождения и полвека работы на сцене.

От Эдвина до Ферри

Опытный артист с широким диапазоном творческих возможностей и высокой профессиональной культурой, Тихонов единственный из труппы, кто в своё время окончил в Москве музыкальное училище имени Гнесиных. Затем по распределению попал в музыкальный театр Саранска.

— Вообще-то у меня тогда были приглашения и в Одессу, и в Омск, и в Пятигорск, — вспоминает Юрий Иванович. — Но   пришлось  четыре года отработать в Саранске.

Как же Тихонов очутился в наших краях? Его первая жена была дальневосточницей, поэтому долго выбирать место для дальнейшей жизни не пришлось. В Хабаровск же Юрий Иванович попал транзитом из Владивостока. Приехал с приморской филармонией на гастроли в музыкальный театр и приглянулся   тогдашнему директору Мухарби Чапарову. В те времена было чем заманивать артистов: Тихонову тут же дали трехкомнатную квартиру в центре города.

— В музыкальном театре я ещё застал Юрия Войнаровского и Нину Симонову, Валентина Гримма, — рассказывает Тихонов. — Помню, первый спектакль с моим участием назывался «Лицом к лицу», в котором довелось сыграть разведчика. Затем были «Мадмуазель Нитуш», «Венские встречи». И пошло-поехало… Сыграл более двухсот ролей. В одной только «Летучей мыши» переиграл все мужские персонажи, а в «Сильве» побывал в образе и Бони, и Эдвина, а с возрастом «переквалифицировался» в Ферри.

«Подарок» на день рождения

В памяти Юрия Тихонова сохранилось немало забавных, а порой и курьёзных случаев, связанных с театром и его актёрами. Вот некоторые из них.

— Был у нас в театре артист Павел Боровский, который очень любил разыгрывать коллег, — вспоминает Юрий Иванович. — Но однажды и сам попался на эту «удочку». Как-то незадолго до своего дня рождения Боровский купил модный по тем временам темно-серый плащ и в обновке пришёл на репетицию. А позже не обнаружил его в гардеробе и, понятно, поднял скандал. Но плащ как в воду канул. И вдруг накануне дня рождения Боровскому приходит бандероль. А там… плащ. И подпись: «С днем рождения, Паша!».

Или вот ещё эпизод — связанный с народным артистом России Игорем Желтоуховым.

— Мы с Игорем Евгеньевичем лет восемнадцать делали музыкально-литературные композиции по произведениям Твардовского, Симонова, Окуджавы, — продолжает Тихонов. — Желтоухов брал гитару, с которой мы где только не гастролировали. Однажды приехали в Якутск. Гуляем по городу, и вдруг с другой стороны улицы какой-то парень кричит: «Корефан!». Подбегает к нам и обращается к Игорю: «Василий, ты когда откинулся?». Желтоухов даже не сразу нашёл, что сказать. Оказалось, что известного артиста перепутали с… уголовником.

Он коллекционировал… личности

С большой теплотой вспоминает Юрий Иванович главного режиссёра, заслуженного деятеля искусств России, народного артиста Украины Юлия Гриншпуна, с появлением которого театр сразу ожил.

— Он создал в нашем театре настоящую семью, — считает Тихонов. — Такие семьи были в своё время у Станиславского, Товстоногова, Любимова… Гриншпун отлично понимал, что в театре есть личности, которые нужно коллекционировать. Артист — это ведь яркая индивидуальность. Без артистов не будет театра. Все остальные,  от директора до билетёрши, — помощники. Но чтобы артист по-настоящему раскрылся, нужен толковый художественный руководитель со своим видением. Вот тогда и получается интересный, живой театр. Именно такой театр у нас и был при Гриншпуне. Юлий Изакинович родился в театральной семье. Его отец — основатель музыкального театра в Одессе, а мать была ведущим концертмейстером, пианисткой. Гриншпун являлся неповторимым режиссёром именно нашего жанра. Другого такого, столь одарённого в оперетте, я просто не знаю. Мне довелось работать со многими мастерами, но, считаю, Юлий Изакинович —  уникально многогранен, разносторонне одарен  как музыкант, композитор, сценарист. Только очень талантливый человек мог себя так широко проявить. Создал множество замечательных спектаклей, театралы их помнят по сей день. Среди них — «Весёлая вдова», «Свадьба в Малиновке», «Принцесса цирка», «Жирофле-Жирофля», «Моя прекрасная леди», «Марица»… А пьесы «Любви все рыцари покорны» и «Любовь и разлука» режиссёр написал сам.

По убеждению Юрия Тихонова, Гриншпун из многих артистов театра сделал мастеров, избегал шаблонов амплуа. Пресёк эту манеру — я, мол, герой-героич, встану — спою, и большего с меня не требуйте. У Юлия Изакиновича вся труппа пела, танцевала, это была его мечта — создать театр уникально универсальных артистов, не разделяя их на хор,  балет и так далее. И во многом мечта режиссёра осуществилась.

— В театре он проработал шесть лет, — продолжает Юрий Иванович. — Как-то мы отправились на большие гастроли: Москва — Ленинград — Рига — Вильнюс — Таллин. На одном из спектаклей побывал известный артист Михаил Водяной и сказал Гриншпуну: «Юлик, тебе надо возвращаться на родину, в Одессу!». И Юлий Изакинович уехал. А мы сразу осиротели…

Говорят, что в одну реку нельзя ступить дважды. Но пройдёт несколько лет, и Гриншпун вновь приедет в ставший для него родным Хабаровский музыкальный театр.

Дело было так. В лихие 1990-е, когда в театре в очередной раз началась директорская чехарда, Юрию Тихонову поступило предложение его возглавить. Новый директор свою работу начал с того, что позвонил Юлию Изакиновичу в Одессу и пригласил на должность главного режиссёра.

— Мэтр пару дней подумал и дал согласие, — говорит Юрий Иванович. — Для меня это было спасением: если такой человек в театре, то работается очень легко. И вновь у нас началась светлая полоса ещё на шесть лет.

В январе 1999 года в музыкальном театре состоялась премьера спектакля «Цыганский барон» И. Штрауса в постановке Юлия Гриншпуна… Даже никто подумать не мог, что для режиссёра она станет последней. Сразу после премьеры Юлий Изакинович лег в больницу. Артисты знали, что болезнь у него тяжелая, давняя, но все надеялись на лучшее. В клинике Гриншпун перечитывал пьесу Ионеско «Король умирает». Весь театр перебывал у него: люди, смеясь, пересказывали его шутки, каламбуры о врачах и собственной болезни. Вскоре Юлий Изакинович начал репетировать новый спектакль «Пенелопа», но…

Хабаровск прощался с маститым режиссёром 27 марта, в Международный день театра. И в этом, наверное, было нечто мистическое…

Дмитрий ИГОЛИНСКИЙ.

Фото из архива Хабаровского краевого музыкального театра