Его зовут Никита / «Молодой Дальневосточник» | ХКМТ — «Хабаровский краевой музыкальный театр»
Внимание! Новый сайт работает в тестовом режиме!

Его зовут Никита / «Молодой Дальневосточник»

Разговор с молодым артистом с горящим взором и горячим сердцем

Актер, артист – это удивительные профессии, благодаря которым ты проживаешь не одну, а несколько жизней. Каким человеком надо быть, чтобы отважиться пойти по этому нелегкому пути. Тем более, когда ты еще так молод. О своем выборе и театральной жизни нам рассказал солист Хабаровского краевого музыкального театра Никита Туранов.

— Расскажите, как давно Вы работает в Хабаровском музыкальном театре? Как приняла труппа?

— В Хабаровском музыкальном театре я с 2013 года. До этого я работал в Северском музыкальном театре. Это Томская область, закрытый город. Там атомный реактор, все строго. Я учился в Томском музыкальном училище им.Э. Денисова. Кафедра вокального искусства. Класс заслуженного работника культуры РФ Светланы Николаевны Кравченко. В 2013 меня пригласили в Хабаровск солистом театра. Случилось так, что я попал в театр в период, когда один артист собирался уезжать в другой театр. И я сразу к месту пришелся. В марте я приехал в Хабаровск, а уже в мае отправился на гастроли на Камчатку. Первая моя роль – Бони в «Сильве». Ее я собирался сыграть лет в 30 – 35. Она большая и сложная, а досталась так рано. Поскольку я сразу приступил к работе, не было такого: посмотрим на него год-два. Меня пригласили изначально солистом и стали давать партии. Труппа благосклонно отнеслась к моему приезду. Оказалось, что мир очень тесен. И мне передают приветы из Северска сюда. Кто-то когда-то там учился. В принципе, прием был очень теплый.

— Сейчас Вы продолжаете учебу в Хабаровском институте искусств и культуры?

— Да, вы не ошибаетесь. Высшее образование — это важно. Хотя совмещать работу и учебу очень сложно. Особенно при таком насыщенном графике: репетиции с 10.00 до 14.00 и с 18.00 до 21.00. Еще спектакли. Но я все-таки отважился поступить в институт. И попал к прекрасному педагогу, солистке нашего театра Эльвире Саниевской. Она сейчас со мной занимается. И прогресс очевиден. Какой я только приехал и какой сегодня – это большая вокальная разница. Конечно, по возможности я пытаюсь ходить на пары. По крайней мере, семинары не пропускать. Как все студенты.

— А в театре Вам помогают старшие опытные друзья, играют роль духовных наставников?

— Сейчас очень благоприятная атмосфера для молодежи. Наш прекрасный режиссер Анна Иосифовна Фекета очень любит работать с молодыми артистами. Главный дирижер Сергей Алексеевич Разенков работает так досконально, что потом на сцену выходить никакого труда не составляет. Они, конечно, вдохновляют. Здорово, когда руководители вдохновляют. Сейчас у нас идет постановка нового спектакля «Слуга двух господ», который как раз ставит Фекета. Мы все летим на репетиции. И это большое счастье, что я занят у нее в спектакле.

— По Вашему мнению, что важно для артиста? Какими чертами он должен обладать?

— Для артиста очень важно не потерять этот трепет перед выходом на сцену. Сегодня вот когда вышел на сцену, я перепутал слова, пел черте что! На меня смотрит Влада — моя жена по спектаклю — огромными глазами, а я пою такую ересь. Оркестр что-то не так сыграл, и меня выбило. Сердце аж выпрыгивает, припомнил все слова про любовь, про жизнь, про судьбу, только что бы в рифму как-нибудь попадало… Да, важно не терять этот трепет. Также надо заниматься и вокалом, и речью, и актерским мастерством. Всем тем, что просто необходимо для артиста. Когда ты полностью доволен собой, то пора подумать о завершении карьеры. Такие артисты долго не работают. А если и работают, то это откровенное самолюбование.

— Расскажите о героях, которых играете. Каких ролей хотелось бы еще?

— Сейчас все благоприятно обстоит и с главным режиссером, и с главным дирижером; они предлагают такие работы, которые не повторяют друг друга. Допустим, спектакль «Прости мои капризы». Там я играю Пьера — доброго любящего сына, который души не чает в своей матери (народная артистка России Татьяна Маслакова). А вот «Венские встречи»: там я Петер – сумасшедший 20-летний влюбленный. Он может кинуться на короля, защищая свою возлюбленную. Или Вильям – «Как вернуть мужа». Когда мы начали ставить этот спектакль, была очень непростая ситуация: в этом театре спектакль уже шел лет десять. Играл там Влад Павленко, Денис Желтоухов, Татьяна Маслакова. И когда поставили нас, молодых, мы призадумались: конечно, все будут сравнивать. И про меня сказали: он никогда не споет, его надо убирать с роли. И меня это, конечно, возмутило, хотя я совершенно неконфликтный человек. Тогда я сел, открыл ноты. Партия сложна тем, что в ней не только надо играть, но и много петь. Нет точной квалификации —  тенор или баритон. Нужно было постараться. И я смог. Так что, это роль для меня особо дорога. Это именно геройская партия. Александр Ржевский – тоже геройская партия. А вот недавно была премьера спектакля «Две стрелы». Там роль такого пафосного типа: совсем не героя-любовника, а подленького типа, мягко говоря. Сейчас будет ввод в спектакль «Мистер Икс» на роль Тони. Это мне близко: влюбленный в цирк, в клоунов, одухотворенный. А вот роль Андрейки в «Свадьбе в Малиновке» и Альфреда в «Летучей мыши» — это, конечно, нужно петь от сих до сих. Конкретно сложный вокальный репертуар. Радует, что сегодня я могу играть характерные роли, завтра вокальные. Не всегда так просто. А в понедельник утром нужно идти в институт на пары, когда в театре единственный выходной у меня. Но это лучше, чем сидеть без работы. Пока у меня нет любимых тематик и любимых героев. Мне интересно все.

— Чем занимаетесь помимо театра? Какие у Вас увлечения?

— Театр занимает все время. Да, я увлекаюсь балетом. Танцую для музкомедии, для балета… Это смешно, конечно. Сейчас у меня период, когда мне интересны отдельные личности. Я смотрю передачи, читаю книги про известных актеров, певцов и других выдающихся личностей. Да, это мое хобби, но оно тоже завязано на театр. Я не могу сказать, что люблю вышивать крестиком или играть в футбол. Все внутри профессии. Хотя круг моих знакомств не ограничивается только актерами. Конечно, поначалу мне очень трудно было в Хабаровске. Дома я привык, что с детства всюду пел. И мама придет ко мне на спектакль, всегда похлопает, похвалит или поругает, подарит цветочек. А приехал в Хабаровск, и первый год был стресс. Никого здесь нет, ни друзей, ни родственников. Эти моменты были для меня болезненными, когда я отрабатывал новый спектакль, занавес закрывался, и оставался один. Сейчас, слава Богу, у меня есть роли, есть работа, находятся разные интересные зрители. Это и в Доме Ветеранов, когда бабушки приходят посмотреть с цветочками. Никогда не забуду, когда после Ржевского бабушка вышла на сцену и подарила мне цветочек. Это был первый раз, когда мне тут подарили цветы. На улице было относительно тепло, я был в футболке и в куртке. И я этот цветочек в футболку укутал, под куртку засунул, принес домой. Он у меня две недели стоял. Сейчас у меня произошла переоценка вещей, которые меня окружают. Каждая мелочь значима. Что скрывать, приятно, когда звонят в кассу и спрашивают, работает ли сегодня Туранов.

— Не планируете переезжать в другой город или уходить в другой театр?

— Я отношусь к тем людям, которые не склонны к частым переездам. Конечно, люблю путешествовать. Хоть в нашем сегодняшнем финансовом положении это очень сложно. В лучшем случае летом по Дальнему Востоку получится попутешествовать, но я и здесь не был. А так. Я сейчас в театре на хорошем счету. Уезжать просто так смысла нет. Думал, отработаю и уйду, отработаю и уйду. Нет, я все равно втянулся, вник в историю театра. Познакомился с мэтрами. Мне так нравится смотреть старые записи с ними. Глядишь и думаешь: а-а, я через лет сорок буду таким вот как он!

— У Вас оба родителя военные, как они отнеслись к Вашему выбору профессии?

— Мама моя с детства пела в хоре, потом была педагогом начальных классов. А когда стало совсем тяжко жить, пошла служить по контракту. А отец у меня уже 25 лет служит в военном духовом оркестре. Поэтому, когда я пошел в училище, мама мне сказала: «Ну, если хочешь, как отец на пяти работах работать – иди». Я сказала, что хочу и пошел в музыкальное училище. Потом меня пригласили в Хабаровск на прослушивание. В январе я поехал, и мне сразу предложили остаться. А я: не-не, мне еще училище надо закончить. Тем более я не мог бросить Северский театр посреди сезона. Мне дали месяц на раздумья. Приезжаю домой в Новосибирск. Мы с папой четыре часа ехали на машине до Томска, я ему рассказывал о новом предложении. Заходим домой, мама встречает с пирожками: «Никита, ну что? Рассказывай». Я вздыхаю и говорю: «Мама, я уезжаю в Хабаровск». Конечно, для всех это был огромный шок. И мне тяжело было лететь в Хабаровск, я знал, что чувствует мама. Сейчас мы видимся раз в год. Бывает моменты, когда я могу на недельку съездить в Томск, но это крайне редко. Уж очень дорогое удовольствие. Сейчас я занят более чем в десяти спектаклях. Это прилично, для молодого начинающего артиста. Глядя на репертуар, вырваться сложно. У меня есть младший брат Данил, который к культуре вообще никакого отношения не имеет. В смысле, к культуре, как к профессии. Он у меня спортсмен — футболист. Совсем другой характер. Мы с ним две противоположности. Я когда приезжал домой, он собирается на тренировку. Я ему: давай с тобой. Он: ну давай. Оба в наушниках бежим. У меня — что было в плеере, то и играет. Тут он мне говорит: «Никита, чего ты свою оперу включил?! Надо музыку подвижную!» Или я как-то захожу домой и слышу, как он в дУше поет: «У любви как у пташки крылья». И я про себя: о, цитирует. Я всегда по дому хожу, посуду мою, что-то делаю, то напеваю. А брат: «Ой, опять этот Дом культуры приехал». У нас с ним очень хорошие теплые отношения. Сам я пока я не встал на ноги основательно, не готов заводить свою семью. Сейчас только театр занимает большую часть моей жизни. И, наверно, это хорошо. Когда появится семья и дети, я не смогу уже столько времени уделять сцене. Пока  образовываюсь и учусь. Спасибо моим педагогам, которые со мной занимаются. Когда я только приехал, об опере даже и не думал. Здорово, когда можешь не только играть, но и петь. Так складывается, что мне сейчас это интересно.

Молодой Дальневосточник                                                                                                                                Тамара Васина

Фото Игоря Чуракова