Журнал «Словесница искусств» (№ 2, 2006 год) | Хабаровский краевой музыкальный театр: официальный сайт
Внимание! Новый сайт работает в тестовом режиме!

Журнал «Словесница искусств» (№ 2, 2006 год)

 

Приглашение на маскарад

Вроде бы все кувырком в нашей жизни. Однако нельзя предаваться унынию, и любимый театр, который отметил 81-й сезон, подает пример своим зрителям. Оперетта — это великое искусство жить не легкомысленно, но легко. Нам кажется, что мы постигли драматическую глубину жизни, а она вдруг выкидывает какой-нибудь фокус, легкомысленный, канканный, оффенбаховский, чаще всего с людьми, которые не умеют танцевать и не готовы к этому. Вот про такие моменты и говорят: «Оперетта!»

Немного ретро

Первый дальневосточный трудовой коллектив артистов комической оперы был открыт опереттой «Сильва» в октябре 1926 года волею его первого организатора и педагога, наставника и реформатора Н.Н. Туманова. И это было чудо! Поначалу театр работал в Хабаровске не более двух-трех месяцев в году, остальное время делил между Читой, Благовещенском, Владивостоком. А через два года, 7 ноября 1928 года, очередной сезон открылся в новом здании (ныне там расположился Концертный зал) премьерой первой советской оперетты «Женихи» Максима Дунаевского.

В репертуар театра тогда входили в основном классические оперетты: «Голубая мазурка», «Фраскита», «Танец стрекоз», «Марица», «Баядера»… Жили тесно, но интересно и дружно, работали с тем азартом, на который способны одержимые люди. Билеты на спектакли спрашивали на Комсомольской площади, а очередь занимали с ночи. Особенно любили «Карамболину». Казалось, что ложи, балкон сейчас обрушатся от оваций. Это неудивительно, ведь состав исполнителей был поистине звездный: Б.Д. Ростинин, Н.И. Урванцев, Н.Л. Энбе, Г.И. Доре, Н.Д. Молчанов, Н.П. Нальский, О.П. Менжелей, Б.А. Серова, А.В. Грибкова, В.Н. Рекова, Н.Е. Валин, Д.Д. Пекарский, С.Г. Моргулис, Л.П. Горич, О.П. Грабовская, Д.Г. Митин, Г.Н. Епифанова, И.К. Ипатов, Л.Н. Ицков, Н.И. Симонова, И.Ю. Войнаровский, М.И. Верезов, В.А. Гримм, З.П. Гримм-Кислицина и многие, многие другие.

Ставились спектакли, писались рецензии, отмечались юбилеи, и всегда в театре царил дух веселья и артистизма, талантливой дерзости и азарта. И главное, что все, от самых знаменитых актеров до новичков, жили единой семьей.

Всмотритесь в лица людей на старых фотографиях и афишах: солидные мужи и прелестные дамы с лукавыми улыбками и неподражаемым шармом. Они были первыми, эти корифеи театра, в котором уже около века живет искусство оперетты всех жанров, времен и народов.

Однако у каждого, кто служит этому театру, свой счет сезонов — у тех, кто только начинает творческую жизнь, и у тех, кто был любим не одним поколением зрителей. Так, о заслуженной артистке России Нелли Ванзиной можно сказать: ее жизнь и судьба состоялись и связаны именно с этим театром. И хотя сегодня балерина уже не танцует ( вот уже 20 лет она на административной работе), мысленно она всегда вместе с артистами на сцене. За почти полувековую жизнь в краевом театре музыкальной комедии Ванзина приобрела редкую и непростую профессию — любить театр, со всеми его сложностями и проблемами, плохим и хорошим, радостным, волнующим, непредсказуемым, ради чего каждый вечер зажигаются огни рампы и открывается занавес.

Вспоминает заслуженная артистка России Нелли Ванзина…

Ах, «Рио-рита»!

Подумать только, я ровесница Хабаровскому краю. Коренная хабаровчанка, в школе училась вместе с Валей Пономаревой ( исполнительницу цыганских романсов сегодня знает вся страна), вернее, было так: она пела, а я танцевала. Партнеров у меня не было, я о них только мечтала. И когда нашу женскую школу объединили с мужской, у меня появились два ученика… Пожизненной каторги не хватило бы на то, чтобы их научить! Мучилась я, мучилась, а потом взяла и поставила сама себе номер — «Рио-риту», под баян. Успех был сумасшедший!

Рояль в кустах

В педучилище, в балетной студии с нами занималась Ольга Грабовская, прима-балерина театра музыкальной комедии. Мне было 19 лет, когда она сказала: «Тебе надо идти в театр». Помню, на первом просмотре в жюри сидели балетные зубры: балетмейстер театра Евгения Эджубова, солист балета Анатолий Зуев, в дальнейшем мой любимый партнер, главный режиссер Леонид Ицков… Меня пригласили к станку и — о ужас! — стали экзаменовать по балетной школе. В класс набежал народ, все смотрят… Наконец встает Грабовская и говорит: «Хватит над ней издеваться! Танцуй все, что умеешь». Я только этого и ждала. В кулисах баянист мой, как рояль в кустах, заждался совсем. Не помню, как и что я тогда танцевала, но выдала все, что умела. «Школы нет, — вынесла вердикт комиссия, — но каков темперамент! Надо брать». И взяли. Ученицей в балет.

В созвездии талантов

Я пришла в Хабаровский театр музкомедии в пору его творческого расцвета, когда на сцене блистали Игорь Войнаровский и Нина Симонова, Валентин Гримм и Зеля Гримм-Кислицина, Николай Молчанов, Лидия Горич, дирижер Игорь Ипатов. Из балетных — Владимир Засухин, Александр Александров, Анатолий Зуев. Вообще балет был очень сильный. Ставилось много классики, и солистам было что танцевать и петь… Я мечтала танцевать, поэтому не отходила от станка ни днем ни ночью. Я вцепилась в него, как утопающий цепляется за соломинку. Человек я волевой, родилась под знаками Скорпиона и Тигра и была уверена, что все у меня получится. В это время в Красноярске открылся музыкальный театр, и многие стали уезжать работать туда. Уехала и незабвенная Ольга Грабовская, а на ее плечах был весь репертуар. В театре начались срочные вводы. Характерных балерин было мало, и меня взяли в третий состав.

Дебют

Я репетировала цыганский танец в оперетте Легара «Цыганская любовь», когда наконец меня решили выпустить. Помню, это была суббота, в зале — аншлаг… За пять часов до начала спектакля я поставила перед собой фотографию Грабовской в этой роли и начала гримироваться. Первый выход на сцену всегда большое событие, в то время актеры его ждали годами. За кулисами все сбежались посмотреть на новую балерину. Вот открылся занавес и… Таких аплодисментов я не слышала за всю свою долгую творческую жизнь, в зале стон стоял. Прошло столько лет, а я до сих полна горячей благодарностью к зрителю, который поверил в меня. Дорогие мои, я пронесла это через всю жизнь!

Какая чудная игра

Мы никогда не думали о деньгах. Моя первая зарплата была 30 рублей. Когда добавили еще 15, я прыгала от радости. Сцена всегда восполняла недостающее. Я обожала театральные костюмы, только они скрашивали нищенский актерский гардероб. Все в театре было интересно! Тогда художественный совет обладал большими полномочиями: мог принять или не принять спектакль, похвалить или снять с роли артиста. Проводились открытые художественные советы с подробным профессиональным разбором спектаклей, к нам приезжали критики из Москвы. Все хорошее и плохое разбиралось на труппе. Конечно, сегодня изменились требования к актерской игре, к ее стилистике. И тут я отдаю должное режиссеру Юлию Гриншпуну. Его актерская школа до сих пор жива в театре. И наша труппа всегда блистала, даже когда у нас были проблемы с вокалистами — если не за счет лириков, так за счет комиков.

Открывая вместе с театром 81-й сезон, имею право сказать, что наша труппа находится в хорошей творческой форме. Возвращается классика, появились хорошие вокалисты. В репертуаре интересные спектакли как для взрослых, так и для детей. Слаженно работает вся постановочная команда: балетмейстер, художник, дирижер. Главное, что они слышат и понимают друг друга. А когда есть любовь, творческая атмосфера, тогда и рождается что-то настоящее…

 

Тамара Бабурова, региональный культурно-просветительский журнал «Словесница искусств» (№2, 2006 год)

Сцена
Закулисье