Он торопился жить… | ХКМТ — «Хабаровский краевой музыкальный театр»
Внимание! Новый сайт работает в тестовом режиме!

Он торопился жить…

25 февраля 2014 года ушел из жизни заслуженный работник культуры, главный художник музыкального театра, умный, веселый человек Андрей Валерьевич Непомнящий. Ему исполнился только 51 год.

Он торопился жить. Не жалел себя. Спешил. Мало отдыхал. Многое сделал, но сколько бы еще смог. Он как-будто чувствовал – беречься у него нет времени. Любил и был предан душой театру, семье, сыну, своим друзьям. Но, всегда, при любых обстоятельствах оставался художником…


25 февраля 2014 года ушел из жизни заслуженный работник культуры, главный художник музыкального театра, умный, веселый человек Андрей Валерьевич Непомнящий. Ему исполнился только 51 год.

Он торопился жить

Не жалел себя. Спешил. Мало отдыхал. Многое сделал, но сколько бы еще смог. Он как-будто чувствовал – беречься у него нет времени. Любил и был предан душой театру, семье, сыну, своим друзьям. Но, всегда, при любых обстоятельствах оставался художником.

Театр условен, господа

Непомнящий – сценический шутник. И даже хулиган, если хотите. Особенно в тех случаях, когда режиссер своим замыслом его провоцировал. Он профессионально умел работать в разных комедийных жанрах. Тонко чувствовал природу оперетты, мюзикла, водевиля, сатиры, пародии.

Ярким примером творческих поисков стала работа с режиссером Юлием Гриншпуном. Их совместные спектакли составляли особый мир, где все связано единым стилем, хорошим вкусом, юмором, изобретательностью и озорством воплощения. Они оба любили наделять предметный мир несвойственными ему возможностями, ибо театр условен. Поэтому в спектакле «Марица» Кальмана деревья танцевали, автомобиль самостоятельно, без шофера, выезжал на сцену. А чего стоил паровоз с тремя вагонами, который ездил во время действия вместе с героями «Парижской жизни» Оффенбаха?

Работать на художественный образ спектакля

В музыкальной комедии Канчели «Ханума» зрители вот уже 15 лет буквально захвачены фантазией художника, любуясь на перекинутый через всю сцену мост с огромной луной, наслаждаясь атмосферой, наполненной запахами и красками юга. Как-будто ожили картины великого Пиросмани с его любовью к Грузии. Такие постановки Непомнящего, как «Травиата» Верди, «Цыганский барон» Штрауса, «Холопка» Стрельникова, «Любовь и разлука» Гриншпуна были изысканы по стилю, в них чувствовалось ощущение времени. В оперетте Штрауса «Летучая мышь» Андрей перенес действие из традиционной бальной залы в сад. Именно образ ночного сада создает ту атмосферу таинственности, что работает на художественный образ спектакля. Хочется вспомнить и балет «Щелкунчик или бал сказок» в его оформлении. В этом спектакле художник продемонстрировал возможности новых современных технологий. Воздушный занавес был сделан при помощи пеногерметика. Поэтому декорация на сцене напоминала большую снежинку, плавающую в ночном небе.

Он любил поднимать артистов над сценой

Непомнящий ценил перспективу и глубину сцены. И использовал такой прием во многих спектаклях: «Брак по-американски» Колло, «Бабий бунт» Птичкина, «Звезда Рождества» Синкина. В его сценографии много света, воздуха. Он не ограничивался плоскостью площадки, любил поднимать артистов над сценой. Балконы, мансарды, мостики, луна-скамейка становятся местом действия актеров и их персонажей.

Непомнящий Андрей Валерьевич считался ведущим театральным художником Дальневосточного региона. Его ценили за яркое образное мышление, чувство композиции, умение ставить юмор.

Аплодисменты художнику

Первые аплодисменты, зачастую, достаются как раз художнику. Занавес открывается. И зритель, если ему понравилось, начинает рукоплескать еще до начала представления. На спектаклях «Прости мои капризы», «Прелести измены», «Аристократы поневоле», «Старомодная комедия», «Звезда по имени Мона», «Галатея» и на многих других овации не смолкали несколько минут. И это только в одном театре. А сколько спектаклей, и каких поставлены в других театрах Хабаровска, края и страны. Во Владивостоке, Комсомольске-на-Амуре, Самаре, Южно-Сахалинске, Новосибирске, Белграде, Магадане. Многие спектакли получили высокую профессиональную оценку ведущих деятелей искусства и культуры России. Андрей Валерьевич был удостоен высоких наград по линии правительства, министерства культуры и СТД. Самая главная в его жизни награда – Премия Правительства России в области театрального искусства за спектакль «Золотой петушок» по Пушкину, поставленный в Хабаровском ТЮЗе. Премию творческому коллективу – режиссерам, художнику, балетмейстеру – вручали в Кремле.

Наш друг Андрюша

Его не надо было ни о чем просить.  Он всегда чувствовал и опережал просьбу, подставляя свое плечо. Человек парадоксальный, доброжелательный, с ним было весело, радостно и надежно. Как он мгновенно мог загораться от случайно брошенной идеи. И как он потухал, если ему подрезали крылья. Все сносил стойко, не теряя самоуважения. Имел блестящую память. Как в копилке хранил энциклопедические знания, в поэзии, музыке, литературе, юморе. Всегда, и самое главное, по теме и к месту, озвучивал и выдавал все обо всем. Причем никогда не был банален. Он просто был любопытен ко всему талантливому. Сидя в своем кабинете через одну дверь, звал: «Иди сюда, тебе будет интересно». И мне нравилось то, что его волновало и находило отклик в нашем общении – критическая статья, нашумевший фильм, авангардный спектакль, песни, стихи плюс его заразительный смех, язвительные замечания, философские наблюдения о жизни… Как нам тебя не хватает, наш друг Андрюша…

Материал подготовили Тамара Бабурова и Дмитрий Олейник