Он был аристократом на сцене | ХКМТ — «Хабаровский краевой музыкальный театр»
Внимание! Новый сайт работает в тестовом режиме!

Он был аристократом на сцене

Константин Степанович Аркадьев

1929-1999

16 мая, 16 лет назад мы прощались с корифеем хабаровского театра К.С. Аркадьевым. За 20 лет в театре он оставил о себе хорошую память. Сам артист, он обожал артистов. Именно в те моменты, когда у них было не все благополучно в творчестве, когда кто-то из них находился в простое, он подставлял свое плечо и приглашал в свои спектакли…


Константин Степанович Аркадьев

1929-1999

Константин Степанович начинал свою деятельность во Владивостоке, окончив театральную студию при драматическом театре. Имея хорошую драматическую школу, много лет работал на радио. Слушатели любили его красивый мужской голос. Он прекрасно владел словом, хорошо знал поэзию, музыку. Артист долго искал свой театр – это ведь, как судьба. В начале были Алма-Ата, Вильнюс, Красноярск, Кемерово, Иркутск и, наконец, 1978 году, Хабаровск. Поищите сегодня в любом театре «фрачного» артиста — раз – два и обчелся. Константин Аркадьев был аристократом на сцене. Выигрышная внешность, благородная седая голова. Вальяжный, импозантный артист был лицом романтического театра оперетты.

Из разговора театральных старейшин:

— И вот что характерно, после войны в 50-е годы в нашем театре было много красивых, высоких, породистых артистов. Притом, что мы плохо питались, кое-как одевались, и уж если шли по улице навстречу толпе, то выделялись однозначно.

Вот так и артист Аркадьев в 80-е годы приковывал внимание, на него оглядывались. Он был по-мужски красив, с иголочки одет: туфли, пальто, шарф – все вместе – шик и блеск. Он всегда был «фрачным» героем: любой костюм, а тем более фрак сидел на нем идеально. «Когда на тебе хороший фрак, — говорил Константин Степанович, — ты чувствуешь себя уверенно и комфортно. Все остальное приложиться».

В историю театра вошли спектакли с его участием: «Цыган-премьер» И. Кальмана – Скрипач, «Сильва» И. Кальмана — Ферри, «Доходное место» В. Илюшина – Дядюшка, «Моя прекрасная леди» Ф. Лоу – Пикеринг.

Была в его актерском багаже судьбоносная роль в спектакле «Человек из Ламанчи» М. Ли. У артиста было все, чтобы сыграть наивного Дон Кихота в американском мюзикле – чудака и большого ребенка. Эту работу высоко оценили в Москве, когда в 80-е годы театр из Хабаровска принимал участие в культурной акции в связи с летней Олимпиадой в столице.

Он пришел в хабаровский театр уже в зрелом возрасте, но вопреки годам, артисту удавалось сохранить свойственную молодым непосредственность, эмоциональную реакцию на происходящее. Он и жил по-театральному: жена молодая талантливая артистка – Татьяна Захарченко, поздняя радость – дочь. Как бы он порадовался за ее судьбу. Сегодня Настя без пяти минут магистр, в совершенстве знает язык и культуру Франции и совсем скоро завершает серьезное, многолетнее образование в этой стране. Основу в воспитании и образовании заложил он – любимый папа.

Благодаря дочери у него открылся еще один талант: он обожал сказки. Столько их переиграл! А со временем стал их ставить очень талантливо. Долгожителями были именно его сказки: «Приключения мульти-пульти», «Чудище из телевизора», «Золушка», «Белоснежка и семь гномов», «Кот Леопольд». Работая над спектаклями для детей, вошел во вкус – он пробует и пробует себя в режиссуре.

Много лет не уходили из репертуара спектакли в постановке Аркадьева: «Бал в Савойе», «Быть женщиной – это прекрасно». А какой был озорной, веселый и добрый спектакль «Любовь всегда загадка»! Какой дивный актерский ансамбль сложился в нем: Станислав Боридко, Валерий Хозяйчев, Татьяна Захарченко, Влад Павленко, Наталья Мысливчик. Те, кто видел этот спектакль, согласятся со мной: публика смотрела его по нескольку раз, смеялась и отдыхала всей душой.

А в оперетте «Цыганская любовь» Ф. Легара именно Константин Аркадьев открыл начинающего тогда артиста Влада Павленко, дав ему главную роль в этом спектакле. А Влад, в свою очередь, всегда считал его своим учителем и наставником.

Константин Степанович имел за плечами огромный театральный опыт, обладал прозорливым умом, лидерскими качествами. Ему прощали и взрывной характер, и своеобразный эгоцентризм. Он мог внезапно мрачнеть, срываться, говорить в лицо нелицеприятные вещи, но через минуту светлел лицом, начинал шутить и вести себя как провинившийся пацан. Близкие люди и друзья звали его Котя. У него была нежная душа и ранимость, а от кота – защитная реакция иногда выпускать когти.

Когда он ушел из жизни, ему было не полных 70… Расцвет мудрости, зрелости, опыта. Он многое сделал и для театра, и для своей семьи, и для своих друзей-артистов, а сколько бы мог еще…

Тамара Бабурова