Хабаровск: Pink Floyd, Стругацкие и Цыганский барон | ХКМТ — «Хабаровский краевой музыкальный театр»
Внимание! Новый сайт работает в тестовом режиме!

Хабаровск: Pink Floyd, Стругацкие и Цыганский барон

Дарья Пантелева: «В Хабаровском Музыкальном театре мы попытаемся объединить и старое, и новое, и традиции, и эксперименты»

У Хабаровского Музыкального театра, первого в России, где стали ставить оперетты, есть свое фирменное обаяние. Оно честно заработанное, намоленное несколькими поколениями хабаровчан, не жалевших ладошки для аплодисментов. Были подъемы, были провалы, была премия «Золотая маска», были постановки на час. Но если спросят: «Что такое Хабаровск?», помимо Амура, утеса на набережной, сразу всплывает и Музкомедия (многие хабаровчане до сих пор так называют Музыкальный театр).


Назначение главным режиссером Музыкального театра Дарьи Пантелеевой, постановщика музыкальной комедии "Трактирщица" Карло Гольдони, премьера которой состоялась в прошлом году, вызвало определенный интерес. Режиссер в театре – что кормчий. Куда направится этот огромный музыкальный корабль?

Дарья Пантелеева — с первого взгляда скромная, интеллигентная женщина, а уж потом понимаешь: за внешней мягкостью скрываются и жесткость, свойственная всякому режиссеру, и глубина…

— Не страшно назначение?

— Не страшно. Наоборот, интересно.

— Коллектив-то непростой!

— До Музыкального театра я работала режиссером в Мариинском театре на приморской сцене и в Михайловском театре… Хабаровский — уже мой пятый театр. Коллективы везде непростые в театрах, а в музыкальных — тем более. Артисты — все хороши, главное — найти к ним подход!

— Любимчики уже появились среди актеров?

— Я из тех режиссеров, у которых не бывает любимчиков. Чаще всего бывает команда, с которой работаешь. Считаю, что нужно работать абсолютно со всеми. В Музыкальном театре много молодых артистов с огромным потенциалом. С более зрелыми артистами безумно интересно работать. Даже в не совсем стандартных постановках, там, где мы пытаемся немного уйти от классической оперетты, например, в «Цыганке и бароне»…

— В Хабаровске, с одной стороны, есть пиетет к театру — все-таки самый старый в городе, с крепкими традициями, с другой стороны — есть ощущение, что об этом театре постоянно забывают, отодвигают в тень. Это ощущение появилось, когда Музыкальный театр праздновал юбилей. Первый в России театр оперетты, а федеральные СМИ почти промолчали. Ощущение, что в стране и не знают про Хабаровский музыкальный театр.

— Это проблема, и мы будем ее решать. Мы с Сергеем Листопадовым, художественным руководителем театра, стремимся к тому, чтобы о театре в России знали. Мы планируем специальные программы, хотим, чтобы здесь были почти все направления – и оперетты, и мюзиклы, и музыкально-драматические спектакли, балет и пластические постановки. Нужно идти в ногу со временем. Театр славится сложным характером. Меня во Владивостоке все время пугали этим театром. Я думаю, что когда мы сплотимся в одну команду и станем одной большой семьей, мы двинемся дальше. Вместе с художественным руководителем мы прилагаем максимум усилий, чтобы у нас были гастрольные поездки. Взять наши «мировые премьеры». У нас готовится премьера «Чайки», например…

— Чего же не хватает театру?

— Может быть, новых прочтений… Насколько я слышала о Юлии Гриншпуне (в 1981- 89 гг., 1994-1999 гг. — главный режиссер Хабаровского театра музыкальной комедии. — Прим. ред.), при нем театр находился на высоте. А может быть, просто сплоченности.

— Зато у этого театра есть невероятное обаяние…

— И есть свой какой-то стиль. Здесь есть артисты, своего рода хранители этого театра, благодаря которым поддерживаются традиции. На базе этой традиционности мы пытаемся идти вперед и делать что-то новое. Что касается профессионализма, то мы планируем для нашего хора ввести тренинг по актерскому мастерству. Начались тренинги по пластике, для того чтобы раскрепостились, почувствовали пространство. Чтобы повысить вокальный уровень, надеюсь, что в конце ноября приедет Ольга Жигмитова (солистка оперной труппы Бурятского государственного академического театра оперы и балета им. Г. Цыдынжапова. — Прим. ред.). Планируем и занятия по сценической речи.

— И прислушиваются артисты к замечаниям педагогов?

— Конечно. Главное — делать замечания корректно. У меня первое образование — дирижерско-хоровое, а второе — режиссер музыкального театра. Потом я училась два года в аспирантуре…

— А личная жизнь есть? Замужем?

— Пока нет.

— Личная жизнь — одна сплошная музыка?

— Для режиссера его дети — спектакли. Летом была в Швейцарии. Там женщины до 35 лет делают карьеру. А мне всего 31 год.

— Увидим ли мы в новом сезоне старых артистов в премьерных спектаклях? Они ведь чудные…

— У нас в планах спектакль «Адам женится на Еве». Премьера будет в начале марта будущего года. В этом спектакле — музыка Микаэла Таривердиева. Пьесу буду лично перерабатывать. Она как раз и рассчитана на взаимодействие молодых и зрелых артистов. Мы попытаемся равнозначно занять всех. Я не сторонница того, что если актер перешел за границу определенного возраста, значит, все. Считаю, что для труппы нужно создавать специальный репертуар.

— В театре есть очень приличные певцы. А для них? Чтоб и им скучно не было? Я говорю об опере. Например, Олег Исаков — очень приличный тенор!

— Он занят в «Цыганке и Бароне». Там есть над чем работать. В спектакле «Чайка» на музыку Александра Журбина — более эстрадная манера. Думаю, что артистам будет интересно поработать в этом стиле. Будем ставить, как мы назвали, «Укрощение Шекспира» по мотивам оперы Александра Шабалина «Укрощение строптивой». Изначально композитор писал это произведение как оперетту. Там есть что попеть и Олегу Исакову, и новым артистам, которые приехали в этом году из Воронежа, — Кириллу Афонину, который обладает прекрасным голосом… У нас в театре много есть певцов, с которыми можно ставить более сложный музыкальный материал.

— Сегодня есть конфликт в России между традиционалистами и представителями современного, или актуального искусства. Нет искуса «осовременить» Музыкальный театр? Допустим, использовать новые пространства для спектаклей?

— Естественно, есть. Мы хотим делать лаборатории. Мы хотим максимально занять малую сцену. Это для любителей экспериментов. Но и для традиционалистов мы будем предлагать новое.

— Осовременивать?

— В чем-то осовременивать, но в то же время классика в театре будет оставаться. «Летучая мышь», «Веселая вдова», «Сильва» — они всегда должны оставаться в репертуаре театра. Мы попытаемся объединить и старое, и новое, и традиции, и эксперименты. В таком театре должно быть все, тем более если он такой один на Хабаровский край.

— Все говорят о филиале Мариинки во Владивостоке, и никто не говорит о Музыкальном театре, досада же берет…

— Вот поэтому я и приехала в Хабаровск. Там, конечно, другое, федеральное финансирование, а здесь гораздо меньшее — краевое. Почему я уехала из Санкт-Петербурга? Потому что у каждого провинциального города есть свое лицо. Нужно развивать эту индивидуальность. Подгонять все театры под одну гребенку – это очень плохо. В каждом городе должен быть свой театр.

— Как публика в Хабаровске?

— Она требовательна очень. И в этом-то интерес.

— Чем будете удивлять детскую публику?

— Сергей Суворов ставит «Золушку». В формате лаборатории главный балетмейстер театра Ольга Козорез совместно с Сергеем Буковым поставят танцевальную сказку «Тараканище», где совместятся драматическое чтение, оркестр и балет. Первый лабораторный показ-перформанс Адрея Крылова «Это просто» будет на большой сцене. Работаем над спектаклем «Пикник на обочине» по повести братьев Стругацких. В будущем году хочу поработать над инсценировкой повести Генриха Белля «Поезд прибывает по расписанию». Это будет моя инсценировка и, скорее всего, музыка молодого композитора. В планах документальный спектакль…

— И там будут петь?

— Да. Это будет театрализованный концерт. Я не слышала, чтобы в России такое ставили. Спектакль будет основан на воспоминаниях хабаровчан — участников войны с Японией.

— А если говорить о творческих мечтах?

— Мечтаю поставить спектакль с использованием музыки группы Pink Floyd. Я очень люблю рок-музыку. В подростковом возрасте у меня была своя рок-группа. Называлась она «Паркет от Папы Карло». До сих пор люблю петь и играть. По чуть-чуть: на гитаре, фортепиано, ударных, флейте. Я считаю, что режиссер музыкального театра должен слушать разную музыку.

Юрий Вязанкин

Врезка1

Хабаровский краевой музыкальный театр откроет 93-й сезон 5 октября премьерой оперетты «Цыганка и барон» режиссера Дарьи Пантелеевой. По словам Дарьи Пантелеевой, «Цыганку и барона» с замечательной музыкой Штрауса в театре решили поставить в не совсем стандартной форме. И цыгане больше будут напоминать хиппи…

Врезка 2

С 4 октября начинает работу персональная выставка главного художника Хабаровского краевого музыкального театра Андрея Тена «Игра в лабиринты». Новый проект откроется в непривычном формате. Выставочным залом станет пространство театра. Это новая "питательная среда", к которой может прикоснуться каждый зритель, пришедший на спектакль или концерт.

Врезка 3

Дарья Пантелеева — лауреат премии правительства Санкт-Петербурга за достижения в области музыкально-сценического искусства в 2012 г. Родилась в Нефтекамске. В 2007 г. окончила Уфимское училище искусств по специальности «хоровое дирижирование». Выпускница Санкт-Петербургской государственной консерватории им. Н.А. Римского-Корсакова (с 2012 по 2014 г. обучалась в аспирантуре Российского университета театрального искусства в Москве).

В период учёбы в Санкт-Петербурге осваивала опыт театральной работы: сначала в качестве техника-осветителя (2008-2010), затем — режиссёра и помощника режиссёра (2010-2014) в Санкт-Петербургском государственном академическом театре оперы и балета им. М.П. Мусоргского (Михайловский театр). С 2014 г. — режиссёр Приморского государственного театра оперы и балета.

В 2013, 2014 была участником и ассистентом художественного руководителя в International Physical Theatre Lab и IUGTE Conference Theatre between Tradition and C