Анна Гончарова: Влюбляюсь в каждую свою роль и потом не могу ее отпустить / Приамурские ведомости | ХКМТ — «Хабаровский краевой музыкальный театр»
Внимание! Новый сайт работает в тестовом режиме!

Анна Гончарова: Влюбляюсь в каждую свою роль и потом не могу ее отпустить / Приамурские ведомости

Она способна выполнить практически любой режиссерский замысел, поскольку умеет играть в разных жанрах и амплуа. Жизель в спектакле «Прости мои капризы», Ха-Ца-Ца в «Сильве», Кабато в «Проделках Ханумы», Комариха в «Свадьбе в Малиновке», Сашенька в «Двух бойцах», Снежная королева в мюзикле по мотивам известной сказки Андерсена… Красивая женщина и самобытная артистка, она всегда разная, но всегда убедительная.

Это я об Анне Гончаровой. Она уже двадцать лет дарит зрителям радость со сцены Хабаровского краевого музыкального театра. Хотя ее официальный дебют здесь состоялся на три года раньше. В апреле 1993-го Аня, будучи студенткой Хабаровского государственного института искусств и культуры, вместе со своими однокурсниками попала в массовку оперетты «Летучая мышь».

— Это первый серьезный опыт, — рассказывает Анна Гончарова. — Помню до сих пор те чувства: я на сцене, какое счастье! Но и ответственность, конечно, большая. Мы танцевали по ходу всего спектакля. Это была наша курсовая работа по танцу. С тех пор все и началось. Театр обожаю с детства, если бы не стала актрисой, наверняка была бы его фанаткой.

— Кстати, о детстве. Слышал, что ваша семья неравнодушна к искусству: бабушка играла в народном театре, тетя — музыкант, папа — капитан команды КВН, а мама — его идейный вдохновитель. В такой атмосфере вам сам бог велел стать музыкантом или артисткой…

— Да, детство у меня было насыщенным и интересным. Родилась я на Урале, но потом папе предложили работу в Амурске на машиностроительном заводе, дали квартиру, и мы (мне тогда всего-то два года исполнилось) переехали на Дальний Восток. Немного жила в городе Алексине Тульской области вместе с бабушкой, с тетей. Там я и полюбила музыку. В шесть лет, еще толком не зная нот, вовсю играла на пианино, что-то сочиняла. Тетя меня отдала в музыкальную школу. Когда вернулась в Амурск, продолжила обучение.

Помню, пришла на первое занятие, и преподаватель мне говорит: «Сыграй какое-нибудь произведение из тех, что изучала в первом и втором классах». А я в ответ: «Подождите, сначала сыграю вальс собственного сочинения». Сыграла вальс, принялась за польку. Вот такая была непосредственная! Вообще, я считалась активной пионеркой. Участвовала во всех мероприятиях и очень любила выступать. Ставила сценки, сама придумывала всем роли и костюмы, расставляла стулья, составляла концертные программки и даже выписывала специальные билеты. Словом, была и организатором, и администратором, и ведущей, и билетером в одном лице (улыбается). Всех родственников и друзей вовлекала в свои мероприятия — устраивала концерты как дома, так и во дворе. И в школе была заводилой, и в пионерском лагере. Помню, в классе восьмом мальчишки на каком-то вечере отказались петь арию. Пришлось спасать положение: вышла на сцену и попыталась спеть мужским голосом. Наверное, такая

энергия у меня передалась по наследству. У нас в семье все пели. А еще любила танцевать и мечтала стать балериной. Балет до сих пор моя страсть. К слову, я и сейчас такая же активная — кого угодно соберу, всех мотивирую и заряжу своей энергией.

— Расскажите, как судьба вывела вас на профессиональную сцену?

— После окончания восьмого класса я отправилась в Хабаровск и поступила в училище искусств на фортепианное отделение. Отличницей не была, но играла прилично. Папа хотел, чтобы я потом поступила в консерваторию, но я отказалась. Возможно, уже тогда подсознательно видела себя артисткой. По окончании училища несколько лет преподавала в музыкальной школе в Хабаровске. Это тоже колоссальный опыт. Вроде бы еще вчера сама была ребенком, а теперь уже учу музыке других. В моем классе оказалось порядка двадцати человек разных возрастов. Я буквально жила тогда в музыкальной школе. Никакой личной жизни (улыбается). А по

том произошел случаи, который круто изменил мою судьбу. По телевизору увидела бегущую строку: «Институт культуры проводит дополнительный набор на специальность «Актер музыкального театра». Прослушивание было через два дня. Я быстро выучила арию на итальянском языке, повторила знакомую с детства басню «Ворона и лисица», взяла у подруги красивое платье и явилась на экзамен. И тут выяснилось, что дополнительный набор объявили для… мальчиков. Но меня прослушали и… взяли. Наш курс был первым набором для пополнения труппы музыкального театра молодежью. А нашим руководителем был многоуважаемый Игорь Евгеньевич Желтоухов, народный артист России.

— Знаю, что в гримерке у Игоря Желтоухова висит фотография вашего курса. «Все они мои дети», — так любя называет тех студентов, а ныне состоявшихся артистов сам Игорь Евгеньевич. Интересно было учиться?

— Очень. Кстати, поступило нас 25 человек, а дипломы получили 12. Владик Павленко, к огромному сожалению, погиб, многие со временем разъехались кто куда, но остались верны профессии. В театре сейчас остались я и Денис Желтоухов. С семейством Желтоуховых за эти годы настолько сроднилась, что считаю их своими родственниками (улыбается).

Возвращаясь к учебе, скажу, что нас довольно быстро стали выпускать на сцену. «Боевое крещение» состоялось в оперетте «Летучая мышь», поставленной тогдашним главным режиссером театра Вячеславом Владимировичем Добровольским, который вместе с Игорем Евгеньевичем вел наш курс. Потом пошли сказки, где я играла и белого зайца, и лису, и добрую фею, и злую королеву… Учась на третьем курсе, я впервые получила первую серьезную роль коварной женщины Танголиты в спектакле «Бал в Савойе». Ее мне дал Константин Степанович Аркадьев, артист нашего театра, который сам ставил спектакли и трепетно относился к молодежи. Также мне посчастливилось принимать участие в спектаклях Юлия Изакиновича

Гриншпуна. В общем, набиралась опыта. А в 1996 году, сразу после окончания института, меня уже зачислили в штат труппы.

— Помните свою первую роль в качестве штатной артистки театра?

— Вадим Паршуков поставил спектакль «Моя жена — лгунья», где я сыграла Меджи. Роль получилась интересной. Моими партнерами были Денис Желтоухов, Влад Павленко, Таня Маслакова… Спектакль вообще получился крепким. И нам, и зрителям он очень нравился и не случайно шел на сцене театра более десяти лет. Ну а потом, как говорится, пошло-поехало… Были небольшие перерыва, связанные с рождением двух сыновей. Но даже будучи в декретных отпусках я играла. Считайте, дети мои были выношены на сцене. Пользуясь случаем, хочу сказать и о своем муже. У нас очень крепкий союз. Он кандидат медицинских наук, психотерапевт. Удачное сочетание, не правда ли?! Я ведь человек очень эмоциональный (профессия обязывает!), да и загруженность у меня постоянная. Супруг меня всегда поддерживает и помогает во всем. Даже не представляю, как бы я все успевала сделать, если бы рядом не было его крепкого плеча. Благодаря мужу я все эти годы работаю в театре в свое удовольствие и занимаюсь любимым делом. Вообще, у нас дружная семья.

— Я посчитал, что вы на сцене родного театра сыграли более чем в пятидесяти спектаклях. Есть ли любимые роли?

— Я в каждую свою роль буквально влюбляюсь и потом не могу ее отпустить. Еще люблю работать с разными режиссерами. Потому что они не дают тебе закостенеть. Каждый режиссер смотрит на тебя по-новому, совсем не так, как его коллега. Очевидно, поэтому мне нередко предлагают неординарные роли. Я и бабушек смешных играла еще достаточно в молодом возрасте, и тетушек каких-то… Обожаю играть в сказках. Люблю острохарактерные роли, комедийные. Мне везет на интересные роли. Очень люблю и ценю своих партнеров. Мы за эти годы без слов понимаем друг друга и можем горы свернуть.

— Нынешний театральный сезон для вас выдался довольно насыщенным. Вы были заняты во многих премьерах. Сыграли заметные роли в спектаклях «Восемь любящих женщин» (режиссер Вадим Паршуков), «Приключения Еерды в Снежном королевстве» и нашумевшем мюзикле «Как подружились Амур и Тимур», которые поставил актер театра Сергей Суворов…

— Считаю, успех спектаклей Сережи в том, что он сплотил вокруг себя прекрасную команду единомышленников. Поэтому и атмосфера на сцене была потрясающая. Мне достались совершенно разные роли — Снежная королева и беременная коза Жанна. И это только порадовало: я люблю такие перепады. Правда, роль Снежной королевы была для меня полной неожиданностью. Но Сережа сказал: «Аня, я эту роль писал для тебя».

— Анна, наверное, в вашей карьере случались и курьезные ситуации?

— Куда же без них (улыбается). Однажды я загремела в… оркестровую яму. Шел прогон спектакля «Проснись и пой». По режиссерской задумке оркестр находился на сцене, а оркестровая яма во время спектакля должна была быть закрыта. Но на репетиции ее не закрыли. Вот я иду спиной к яме, пою: «Проснись и пой!» и падаю вниз. Но ничего, обошлось. Как видите, жива-здорова, потом еще даже второго ребенка родила. У нас как-то на репетиции и режиссер Юлий Изакинович Гриншпун в оркестровую яму падал. Что-то объяснял артистам и вдруг бух…

— Приближается 90-летие старейшего в России музыкального театра. Как собираетесь отмечать эту знаковую дату?

— Я еще застала 70-летие нашего театра. Помню, по этому поводу Юлий Ериншпун поставил гала-концерт «Ия была девушкой юной…». Получилось интересное действо. Думается, и в этот дорогой и почетный юбилей мы должны ярко самовыразиться перед зрителями. Вообще, для меня сцена — это не просто место, где мы репетируем и играем спектакли. Это нечто большее: здесь мы творим, здесь, по сути, живем.

Беседовал Дмитрий ИГОЛИНСКИЙ.