Амплуа – Маслакова / Приамурские ведомости | ХКМТ — «Хабаровский краевой музыкальный театр»
Внимание! Новый сайт работает в тестовом режиме!

Амплуа – Маслакова / Приамурские ведомости

— Вернемся в наши дни. Вы и сейчас востребованы, заняты во всех премьерных спектаклях…

— Да, я рада, что все время в работе и во мне есть потребность у режиссеров. И хочу, чтобы так было еще долгие годы. Ведь какое это счастье — выходить на сцену и быть востребованной! Если же артист долгое время остается без работы, он хиреет, словно цветок, который не поливают. Не дай бог оказаться в такой ситуации. Пользуясь случаем, хочу сказать и о своих партнерах. Ведь наше творчество коллективное, мы должны доверять друг другу, взаимодействовать, подпитываться энергией. На сцене мы играем любовь, дружбу. Поэтому нам нельзя находиться в состоянии войны. Мне, к счастью, повезло: и партнеры у меня замечательные, и партнерши. Все мы как одна большая семья и делаем одно дело — дарим людям счастье под названием театр.


27 марта отмечался Международный день театра. По этому поводу корреспондент газеты «Приамурские ведомости» побеседовал со звездой Хабаровского краевого музыкального театра, народной артисткой России, лауреатом премии «Золотая Маска» Татьяной Маслаковой. Красивая, обаятельная с чувственным проникновенным голосом, безукоризненно владеющая талантом перевоплощения, артистка на сцене уже тридцать лет.

— Татьяна, готовясь к встрече, обратил внимание на любопытную деталь из вашей биографии: многие знаковые события у вас связаны с цифрой шесть. В музыкальный театр вы пришли в 1986 году, в 1996-м стали заслуженной артисткой России, в 2006-м — народной. Прямо мистика какая-то…

— Можно добавить к этому еще одну шестерку: когда я переступила порог театра, он готовился к своему 60-летию. Не знаю, как так вышло (никогда об этом не задумывалась), но эта цифра действительно преследует меня повсюду. Вот и нынешний 2016 год богат на событие: я тридцать лет на сцене театра, которому в октябре исполнится девяносто, в декабре мне самой стукнет пятьдесят пять. И это еще не все. У моего мужа, заслуженного артиста РФ Станиславу Боридко тоже грядут юбилеи — 70-летие и 45 лет в театре. В общем, сплошные праздники (улыбается).

— Ваш дебют на сцене музыкального театра получился прямо-таки звездным. Уже через пятнадцать дней после того, как молодую артистку Татьяну Маслакову приняли в труппу, ей дали роль Адель в «Летучей мыши». А как вы вообще попали в театр? Ведь, насколько знаю, по окончании Хабаровского училища искусств вы год работали в… банке.

— В банке я работала и до поступления в училище, и во время учебы, и после ее окончания… Хотя у меня было направление в консерваторию, собиралась было в ГИТИС, но не сложилось. И вот работаю в банке и думаю: «Всю жизнь мечтала быть артисткой, училась, что же я буду профессию терять?». Пришла в музкомедию к главному хормейстеру Юрию Хеоновичу Зему. Тот взял меня за руку и повел к главному режиссеру Юлию Изакиновичу Гриншпуну. Они меня прослушали и взяли в театр. Я стала ходить на все спектакли, наблюдать за работой актеров. И так случилось, что ровно через пятнадцать дней меня буквально выпихнули на сцену: посмотрим, мол, выплывешь или нет. Выплыла (смеется). Считаю, что мой дебют удался.

— Давайте на некоторое время вернемся в ваше детство. В одном из интервью вы рассказывали, что начали петь чуть ли не с пеленок?

— До четырехлетнего возраста мы жили в Магадане. По рассказам родителей, меня совсем еще маленькую они порой теряли из виду и ловили на танцплощадках, где я пела и плясала. А у самой остался в памяти такой эпизод: в город приехал известный актер Анатолий Кузнецов и выступал на стадионе. Так я умудрилась выскочить прямо на футбольное поле. Меня потом долго ловили (улыбается). Еще Магадан запомнился снежными бурями и заносами. Иной раз так мело, что в детский сад мы пробирались по натянутым канатам. Но моя сознательная жизнь началась уже в Хабаровске.

— Вы тридцать лет на сцене и вам, безусловно, есть с чем сравнивать. Каким был театр тогда, в 1980-е?

— Это было золотое время. А какие чудесные гастроли — Москва, Ленинград, Рига, Таллин, Нарва… Личности были легендарные. Одна Зеля Грим-Кислицина чего стоила! Тогда уже вовсю работали и наши мэтры, которые до сих пор служат театру. Имею в виду Игоря Евгеньевича Желтоухова, Юрия Ивановича Тихонова, Виталия Черятникова, Валеру Хозяйчева, Люду Блок, Таню Захарченко… Впрочем, дело не только в актерском составе. У нас и руководитель был о-го-го какой. Поэтому работать было интересно. Сейчас, конечно, сложнее. Нет творческого лидера, главного режиссера, худрука… Однако не будем о грустном. Хочется надеяться, что жизнь наладится.

— Ваш звездный час — это, безусловно, музыкальный спектакль «Два бойца», после которого стали лауреатом Российской национальной театральной премии «Золотая маска» в номинации «Лучшая женская роль» в 2011 году. А в 2008-м был еще «Самолет Вани Чонкина». «Золотая маска», которую завоевал этот спектакль на московской сцене, стал настоящим триумфом труппы…

— Да, были времена. Хотя с этими работами связаны как радостные события, так, увы, и печальные: вскоре после «Двух бойцов» погиб Влад Павленко. Если же говорить о самих спектаклях… Помню, тогда работалось легко, даже со сцены на репетициях уходить не хотелось. Настолько мы сжились со своими ролями, с самим материалом. Ведь почему мы за «Самолет Вани Чонкина» получили «Золотую маску» именно как за спектакль? Да потому что чувствовался наш актерский ансамбль. Мы были сплоченным единым организмом! Когда в той же Москве, взявшись за руки, выходили на поклоны, то было ощущение, что как будто электрический ток проходит по тебе — чувствуется мощь и единение всей труппы. И такая гордость была, что мы сделали это. Да и сама история получилась трогательная. Спектакль «Два бойца» я тоже очень любила.

Впрочем, считаю, что в моем послужном списке немало и других ярких, знаковых спектаклей. У того же Юлия Гриншпуна, что не роль, то бенефисная — «Моя прекрасная леди», «Парижская жизнь», «Жирофле-Жирофля», «Любви все рыцари покорны»…

— В «Любви все рыцари покорны» вы сыграли сразу восемь разных ролей, за один вечер перевоплощаясь в героинь разных эпох, характеров, национальностей. Как вы только успевали?

— Благодаря опыту (улыбается). Это наша театральная кухня и не хотелось бы раскрывать публике всех секретов. Театр всегда был загадка, пусть таким и останется. А вообще, конечно, здорово и интересно вот так перевоплощаться из одного персонажа в другой. Хочу пожелать всем молодым артистам: пробуйте себя в разных ролях, зацикливаться на одном амплуа неинтересно. Об этом я постоянно говорю и своим студентам. У меня ведь в институте культуры есть свой курс. Сейчас мои ребята второкурсники. 2 апреля на малой сцене театра драмы, которая сейчас как раз отдана студентам вуза, они будут показывать отрывки из своих экзаменационных работ. Для меня общение со студентами — это тоже опыт, только уже педагогический. Я у них словно играющий тренер. Мне это интересно.

— Татьяна, знаю, что в вашей биографии есть работа в кино в паре с народным артистом Борисом Клюевым. Можно об этом поподробнее?

— Дело было в Китае. Мы с Лешей Бедой (царство ему небесное!) находились там на гастролях. Целый месяц жили в Даляне, хорошо и плодотворно проводили время, даже играли русскую парочку артистов в кабаре. Что же касается кино… Это был российско-китайский фильм, до сих даже пор не знаю его названия. Помню, что нашей творческой группе выдали футболки, на которых был изображен портрет Сталина и надпись по-китайски с рабочим названием фильма. А сюжет был такой: русского разведчика, которого и сыграл Борис Клюев, обвинили в шпионаже, но китайские друзья его выручили и переправили в Харбин. А в России у разведчика остались жена (по сценарию это была я) и дочь, которые тоже отправились в Китай. Но в конце концов нас благополучно застрелили, в живых остался только разведчик. Вот такая печальная история. Сам фильм демонстрировался только в Китае, мы видели лишь его рабочую версию. Кстати, как-то по телевидению была передача с Борисом Клюевым. И он вспоминал ту работу в Китае и даже показывал наши совместные фотографии. Не скрою: мне было приятно.

— Вернемся в наши дни. Вы и сейчас востребованы, заняты во всех премьерных спектаклях…

— Да, я рада, что все время в работе и во мне есть потребность у режиссеров. И хочу, чтобы так было еще долгие годы. Ведь какое это счастье — выходить на сцену и быть востребованной! Если же артист долгое время остается без работы, он хиреет, словно цветок, который не поливают. Не дай бог оказаться в такой ситуации. Пользуясь случаем, хочу сказать и о своих партнерах. Ведь наше творчество коллективное, мы должны доверять друг другу, взаимодействовать, подпитываться энергией. На сцене мы играем любовь, дружбу. Поэтому нам нельзя находиться в состоянии войны. Мне, к счастью, повезло: и партнеры у меня замечательные, и партнерши. Все мы как одна большая семья и делаем одно дело — дарим людям счастье под названием театр.

Беседовал Дмитрий ИГОЛИНСКИЙ.